Ответить
  • Rhezus Клуб Самоделкиных
    офлайн
    Rhezus Клуб Самоделкиных

    25231

    18 лет на сайте
    пользователь #5127

    Профиль
    Написать сообщение

    25231
    # 7 марта 2014 01:55

    Фиджа, это ты сама строчишь или копипастишь откуда? :spy:

    Если проблему можно решить за деньги, то это не проблема - это расходы.
  • Фиджа Senior MemberАвтор темы
    офлайн
    Фиджа Senior Member Автор темы

    9006

    15 лет на сайте
    пользователь #69282

    Профиль
    Написать сообщение

    9006
    # 7 марта 2014 23:42 Редактировалось Фиджа, 2 раз(а).

    Rhezus, с разрешения Фостермамы вот отсюда::
    Добро пожаловать на сайт Многодеток.бай :)
    http://www.mnogodetok.by/forum/index.php?topic=59.msg1101#msg1101

    16. Работать в школу я пришла 1 сентября, так чаще всего бывает. Профсоюз поздравил меня с двадцатилетием работы в одной школе тоже 1 сентября. Очень трогательно, с чаепитием и пожеланиями. Школа у нас маленькая – 387 учеников в этом году (в том, о котором речь, наверняка было около того). Коллектив тоже маленький ,и, скорее всего именно поэтому, дружный. Есть , разумеется, какие – то трения, но открытой вражды, подсиживания, подхалимства или разобщенности на группы – этого никогда не было. Я поэтому и проработала на этом месте столько лет, что желания поменять место работы никогда не возникало, хотя школ в нашем городе – несколько десятков.
    Вышла я с букетами от детей, конфетами от коллег, стала спускаться по лестнице, не видя из – за цветов ступенек – и оступилась, да так, что пришла в себя уже в нейрохирургическом отделении областной больницы. Перелом 4и5 поясничных позвонков.,неподвижность, но, самое ужасное – мысль: «Дети! Что с ними?»
    Детей у меня было двое, сын от первого очень неудачного брака, 10 лет и четырехлетняя дочка от самого любимого в жизни мужчины, сознательно рожденная «для себя». Мужчина был женат и о дочери ничего не знал : я рассталась с ним именно из – за этого, понимая, что принимаю решение сама и не вправе заставлять его нести за мое решение ответственность. Честно говоря, я обманула его, заверив, что беременность невозможна. У меня была причина так поступить (не сказать). Дочка – поздний ребенок, а ее отец старше меня на 18 лет. Как бы то ни было, на момент, когда я оказалась в больнице, все обстояло именно так.
    Я стала спрашивать вошедшую не очень скоро медсестру о детях, просить срочно узнать, где они. Дочка ведь была в садике, когда все случилось, а сын –один дома. Медсестра не могла ответить мне на эти вопросы, и согласилась попробовать позвонить мне домой. Трубку подняла моя приятельница – коллега, уговорила медсестру поднести мне телефон (сотовых тогда еще не было) и стала рассказывать, как хорошо себя ведут мои дети, что они ели, и дала мне поговорить с обоими. Не скажу, чтобы дети были счастливыми, нет . Дочка плакала и просила «Иди ко мне». Но у меня от облегчения полились слезы благодарности : мои коллеги, моя родная школа решила , зная о том, что я на свете с детьми одна (мама растила меня без отца и умерла) не менять ничего в жизни моих детей и силами наших бессемейных, молодых и тех, кого могли заменить мужья, присмотреть их (деток моих) до моего выздоровления. Надо сказать, что пришла в себя я уже после экстренной операции и коллегам моим к тому времени сообщили, что в лучшем случае иммобилизация (неподвижность) мне необходима на 12 месяцев. Я тогда об этом еще не знала. Мне сказали, что случай не безнадежный, и ,при моем желании выздороветь, шансы у меня неплохие.
    И начался настоящий подвиг . Я и сейчас, спустя столько лет, не могу не плакать. Никогда не смогу, так это было…Дважды в неделю в рабочие дни деток приводил тот, кто с ними оставался, в больницу на полчаса, а в субботу и воскресенье – на два часа, с рисунками, дневником сынулькиным с пятерками; дочкины косы, гордость моя- в таком для четырехлетки идеальном состоянии! Я жила от прихода до прихода. Спрашивала про пятерки сына, не для меня ли коллеги завышают оценки? Он в тот день, что я получила травму, пошел в 4 класс – к разным предметникам. А третий закончил не очень блестяще, с тройкой по математике. (я – биолог). А тут и по математике – пятерки, чудеса! И мне объясняли разные коллеги мои, что "вот эта пятерка- это же во вторник, а в понедельник с детьми была наша лучшая «математичка», она все пробелы уже «закрыла», говорила на совещании «по тебе» у директора". Про директора – отдельный разговор: я от него, признаться, старалась подальше держаться. Он мне до травмы казался таким…знаете…охотником до женщин, шутил как – то грубовато. Но за год в больнице я поняла, насколько это не так. Поняла, что он всегда вел так себя скорее от стеснения работать с одними почти женщинами и из неловкого желания показать, что все мы, особенно одинокие, заслуживаем ухаживания. Он старенький уже был, наш директор, и жена его, тоже учитель, не работала уже.
    Привели как – то детей ко мне, а они меня благодарят « Спасибо, мамочка, такая курточка красивая, такие сапожки удобные». А наша профорг (привела их) мне объясняет, что это – за деньги, по больничному начисленные. Новый год я встречала вся в подарках – телевизор маленький в палату (Юность) от коллег, рисунки – открытки от детей, вкусностей разных принесли. Лежала я одна (ночью, даже в Новый год, нельзя в больницу, а то не удивилась бы, если бы и встречу мне устроили) – и думала : как же мне повезло, что в такой школе работаю! Ведь быть моим бедным деткам в детском доме, если бы не коллеги. Друзья настоящие. Подумаю немножко – и плачу, подумаю – и плачу. И прошу у Бога счастья им, родным моим.
    Благодаря такой заботе, только потому, что за детей была спокойна и могла собой в больнице заниматься, встала я на ноги в июне, а к сентябрю выписалась домой. Забирали меня на машине, устроили праздник у меня дома, я вошла – и обомлела! В моей , от мамочки оставшейся, старенькой квартирке, все было новое – от обоев до смесителей. И это в то время, когда все, что имело отношение к ремонту, купить было невозможно, можно было только «достать»! И стол накрыт, и встречают такие родные, любимые люди!
    Сын закончил школу с золотой медалью. Дочь – с серебряной. Вся школа до самого выпуска так и считала их своими детьми. Надо ли говорить, как мои дети относились к своим учителям? Они и сегодня их боготворят. Сын закончил Военно – Медицинскую Академию в Питере, хирург, кандидат наук, доцент. Дочь – работает директором школы. Не нашей, правда, на родине у мужа они живут. А я все еще работаю в своем родном доме. И большинство наших учителей все еще рядом. Не чувствуется старость с такими друзьями. Видели бы вы, как у нас , бывает, хохочут на педсоветах! А под этот хохот в нашей школе, самой маленькой по численности в городе, самое большое число победителей предметных олимпиад и медалистов. Вот такая история. Директор? Я к нему на могилку хожу каждый раз, как становится грустно. Благодарю его – это ведь он все придумал, обязанности распределил и так все устроил, что на весь тот год хватило у людей терпения и желания мне помогать. Он такие слова умел найти, мне рассказывали много лет потом…и ремонт – его идея, и исполнение даже – он вдвоем с «трудовиком» нашим все обои поклеил . А сантехнику – межшкольный сантехник устанавливал, по его просьбе. А когда в день моей выписки за столом сидели – я плакала, благодарила, а он грубовато так говорил « Натурой, натурой рассчитаешься» - и мне уже не было страшно за свое достоинство, я уже к тому времени научилась видеть не слова, а настоящее – то, что человек делает.

    Мама Ивана 1998, Ильи 2000, Марии 2009, Софии 2012 и Елизаветы 2015
  • safita Member
    офлайн
    safita Member

    303

    11 лет на сайте
    пользователь #212694

    Профиль
    Написать сообщение

    303
    # 26 марта 2014 20:31

    Очень тёплые истории))) Пишите ещё. Приятно читать.

  • Фиджа Senior MemberАвтор темы
    офлайн
    Фиджа Senior Member Автор темы

    9006

    15 лет на сайте
    пользователь #69282

    Профиль
    Написать сообщение

    9006
    # 14 декабря 2014 18:05
    Мама Ивана 1998, Ильи 2000, Марии 2009, Софии 2012 и Елизаветы 2015
  • Фиджа Senior MemberАвтор темы
    офлайн
    Фиджа Senior Member Автор темы

    9006

    15 лет на сайте
    пользователь #69282

    Профиль
    Написать сообщение

    9006
    # 16 декабря 2014 15:38

    Не навреди!

    Предновогодье – пик активности благотворителе й. Одни из адресатов помощи – детские дома семейного типа. Но, оказывается, не все этой помощи рады.

    Родитель-воспитатель одного из детских домов семейного типа (ДДСТ), являющаяся таковым уже достаточно долгое время, высказала свою точку зрения на оказание благотворитель ной помощи детям-сиротам.
    Благотворитель ность бывает разная. Единственное, что, по моему мнению, всегда стоит помнить благотворителя м, - это правило «не навреди». Заботясь о желудке или развлечении брошенного ребенка в детском доме семейного типа или замещающей семье, благотворитель может достаточно серьезно повредить душе ребенка. Повредить тому, что потом, собственно говоря, составит суть человека и никаким образом не поправится вкусной едой или материальными вливаниями. Если сказать об этом совсем конкретно, то я наблюдаю в течение многих лет картину, когда благотворители привозят детям пускай даже очень нужные вещи, но при этом требуют за свою благотворитель ность плату. И, на мой взгляд, эта плата совершенно несоизмерима с тем, что дети получают. Благотворитель ный фонд закупает 20 ящиков гигиенических прокладок. У них на сайте размещены фотоотчеты о закупке большой партии прокладок для девочек: следом за фото с ящиками прокладок даны четыре фотографии девочек-подростков из ДДСТ как иллюстрация тех несчастных сироток, которым некому купить прокладки так, чтобы об этом не узнала вся страна. Далее. Закупается партия действительно очень нужных в ДДСТ вещей – матрасов для детей, больных энурезом. И опять фотографируютс я дети. И так по каждому, даже очень не большому пункту. Я просто представила себе подростка, который учится в классе с ребенком из этого ДДСТ, видит этот сайт и гадает, кто из детей в семье, в которую привезли этот матрас, страдает энурезом. Я представила себе одноклассников и ровесников вот этих четырех девочек-подростков, только одна из которых сидит за столом, закрывшись от навязчивого фотографа рукой, а три остальные доверчиво позируют. Разумеется, эти девочки не виноваты, у них нет никакой «бесстыжести». Зато она есть у тех взрослых людей, которые купили несколько ящиков прокладок, раздали и за это забрали у девочек возможность чувствовать себя принцессами, чувствовать себя красиво, достойно. Когда ребенку предлагается упаковка батончиков «Корнекс», а взамен отбирается человеческое достоинство, я считаю, что это не благотворитель ность. Я не знаю, как это назвать. Я только понимаю, что все нарекания социума на то, что дети-сироты не оправдывают вложенных в них средств, нужно адресовать в первую очередь таким вот благотворителя м.
    В Каменной Горке построено несколько домов социального назначения. Мне недавно рассказали, что в одном из этих домов по ул. Налибокской побывал кто-то из мэрии, и люди, которые построили там квартиру за свой счет, с горечью и слезами жаловались на то, что творят в этом подъезде выросшие дети-сироты, получившие тут квартиры как социальное жилье. Очень возмущенные. Очень! Я бы сказала, непримиримо относящие к бывшим детям-сиротам, а ныне взрослым людям, которые не вписываются в общество. Люди выражают свое недовольство, раздражение, даже ярость. Их, в общем-то, легко понять – они заплатили деньги за жилье, а рядом, за стенкой живет совершенно асоциальное существо, которое мешает спать, пачкает все вокруг, грубо нарушает права этих рядом живущих соседей. Но вырастают следующие поколения, и пока они растут, мы все – все общество – допускаем по отношению к ним много злого. И мне кажется, эта благотворитель ность с обязательными фотографиями – одна из тех вещей, которая формирует то, на что потом справедливо злятся соседи.
    Что можно привить ребенку, если привезти ему, условно говоря, опять же этот ящик прокладок и заставить позировать на камеру за то, что он эти прокладки получил? Во-первых, он понимает, что ничего на свете не стыдно, что ради того, чтобы что-то получить, можно и унизиться. Во-вторых, ребенок понимает, что он как человек – другой, нежели окружающие его люди. И что те его одноклассники, которым повезло жить в обычных семьях, никогда не должны будут сниматься и фотографироват ься за то, что родители принесли им прокладки. Зачем вообще кому-то видеть, что девочка в этом нуждается? Разговор о том, что это, мол, естественно, на мой взгляд, также циничен и бессовестен.
    Дети, которые с детства учатся, что им дарят подарки, потому что они сироты, не могут в одночасье в 18 лет стать взрослыми людьми с достоинством, которые будут понимать, что для того чтобы что-то иметь, надо работать. На мой взгляд, воспитывая детей в замещающих семьях, нужно объяснять им, что в замещающей семье приемному родителю, родителю-воспитателю детского дома семейного типа приходится быть с ребенком для того, чтобы помочь ему реабилитироват ься, помочь ему перейти в общество полноправным его членом. И для этого и поэтому государство позволяет родителям не уходить на работу, а заниматься этим самым ребенком. И для этого и поэтому государство платит абсолютно такие же деньги, какие платят, например, в декретном отпуске обычной маме, родившей своего родного ребенка. Можно тогда объяснять детям и рассматривать это именно как рождение ребенка, но не маленьким, а большим. Это вписывается в модель. Не вписывается в модель ситуация, когда в любом возрасте ребенок получает от разных людей и организаций какие-то вещи, вслед за чем идет вот эта обязательная форма благодарности. Когда ребенок-сирота стоит перед объективом фотоаппарата и держит в руках пару обуви, он учится тому, что он не нормален, что он не такой, как другие. Это учит его и в будущем рассчитывать на то, что он имеет право на большее, чем не сирота. Почему мы потом, после 18 лет требуем от этих детей, чтобы они были такими, как все остальные, чтобы они несли такую же ответственност ь? Как можно хотеть от человека, который сформирован совершенно другим в совершенно других условиях, у которого отнимают в течение целого детства его достоинство, чтобы это достоинство у него было и он бы его нес по жизни?! А не имея собственного достоинства, какой образ жизни он может вести? Что мы можем от него требовать?
    Другая разрушительная роль этой помощи – серьезное развращение самих родителей-воспитателей ДДСТ, которым эта помощь поступает. Возникает вопрос: а не получается ли так, что общество само формирует ситуацию, при которой люди занимаются не детьми, а собственным финансовым обогащением, именно когда направляет такие потоки средств в достаточно проблемную зону? Общаясь с родителями-воспитателями ДДСТ, должна признать, что люди, которые занимаются этим делом, очень не похожи друг на друга. Но условно их можно разделить на две группы. На тех, которые, как на работу, ходят в любые организации и офисы города, района и просят помощи для детей, сделав это практически делом своей жизни. И на родителей-воспитателей, которые стараются справляться своими силами хотя бы по причине того, что хождения с протянутой рукой требуют больших временных затрат, и это время, как вы понимаете, забирается от детей. В результате сегодня существуют ДДСТ, у которых благотворителя ми купленные интерьерные вещи заменяются достаточно часто, изыскиваются возможности обустраивать усадебные участки силами благотворителе й. В то время как в других ДДСТ дети делают многое своими руками и тем самым получают совершенно замечательный опыт, гораздо более важный, чем вложение средств благотворителе й в ландшафтный дизайн.
    Первая часть родителей-воспитателей достаточно серьезно дискредитирует вторую. И как бы ни старалась вторая часть поднять каким-то образом отношение общества к детям-сиротам с колен до уважения, та часть, которая ходит с протянутой рукой, все равно отправит это отношение туда, где оно валяется. И это очень горько. Потому что, как правило, роскошные интерьеры в домах дети в собственную взрослую жизнь взять не могут. А вот отношение общества будет сопровождать их долго. Не говоря о том, что привыкшие к этой роскоши дети достаточно быстро озлобляются, испытывают негативные чувства к жизни, обществу, потому что, привыкнув к таким условиям в детстве и не имея возможности самостоятельно обеспечить себе даже 10-ю часть этого, они чувствуют себя выброшенными на обочину. Привыкшие получать благотворитель ные подачки за свое сиротство, они пытаются продолжать требовать от общества продолжения банкета и стараются эксплуатироват ь это свое сиротство всю оставшуюся жизнь. В то время как дети, живущие на достаточно скудные средства, выделяемые государством ДДСТ, и вместе с родителями-воспитателями старающиеся минимальными средствами создать максимальный уют, гораздо серьезнее готовы к самостоятельно й жизни.
    Мне бы хотелось призвать всех благотворителе й к тому, чтобы, протягивая ребенку что-то, купленное за деньги, не требовать взамен его достоинство, его возможную социализацию и то, что будет гораздо тяжелее восстановить, чем когда-нибудь потом, когда он сможет заработать сам, купить то, что ему сегодня протягивает благотворитель .
    Невзирая на возможную критику, я скажу так: детям-сиротам гораздо полезнее жить в действительно стесненных условиях, хотя бы с точки зрения того, что если условия будут очень стесненными, то гораздо меньшее количество людей согласится быть с ними рядом, но это будут именно те люди, которым эти дети будут действительно нужны.

    Записала Гелия Харитонова

    http://blagodarim.by/

    Мама Ивана 1998, Ильи 2000, Марии 2009, Софии 2012 и Елизаветы 2015
  • Фиджа Senior MemberАвтор темы
    офлайн
    Фиджа Senior Member Автор темы

    9006

    15 лет на сайте
    пользователь #69282

    Профиль
    Написать сообщение

    9006
    # 15 ноября 2017 21:09

    Приемный сын. Одна из историй Маргариты Кундиковой.

    Сын.
    Он просто брат девчонок. Когда оформляли девчат в семью, нам сказали, что у них есть брат и предложили забрать. Согласилась. Уже с документами поехала в дом ребенка. Сразу и забрала. Он там был всего пару месяцев.

    Нам чуть больше года. Темечко еще "дышит". Писаем, какаем там где нам приспичило. Едим все и в огромных количествах до рвоты, пока видим что нибудь съедобное. Огромный живот и короткие кривые ножки. При каждом удобном случае качается со стороны в сторону и мычит, долго и нудно.

    Два года. Не говорит ни одного слова, только мычит. Раскачивается только перед сном. Откормила. Похож на колобок, только с короткими кривыми ножками. Горшок не признает. Все только стоя и в постель. Именно все. Комната, кажется, навсегда пропиталась запахом.

    Три года. Не говорим ни одного слова. Мычим. Специалистов нет. Повела к невропатологу. Тот с жалостью:
    -Ну что вы от дебила хотите. Сдайте!
    Сын ходит за мной как привязанный. Как только остановлюсь, обхватывает ногу и может так стоять часами. Так же и стоял в кабинете врача. Я думала, что он все-таки ничего не понимает. А он вдруг пнул врача ногой.

    С этого дня это стало любимым занятием. Всех, кто обижает - ногой. И заодно тех, кто приближается ко мне. И кошку и собаку. Научился говорить слово "Мама". Остальное мычит с разными интонациями. Мы понимаем.

    Четыре года. Не разговаривает. Мычит. Наконец мы провели водопровод и канализацию. Сын долго-долго смотрел на унитаз. Объяснили, что надо делать.

    Ура! Наконец, не надо закупать упаковками трусики или ходить в четыре года с голой попой. Сделали подставку и он смог доставать до унитаза. Но ночью ВСЕ в постель. Мне кажется он произошел не от обезьяны, а от утки. Съел и все сразу вышло. Хорошо, что хотя бы днем от него перестало вонять. Запахом это не назовешь. Ходит постоянно за мной, держась за мою одежду. Успевая за это время кусаться, плеваться и что-нибудь попутно сломать.

    Пять лет. Стал что-то говорить на своем языке. Четко только: "мама", "папа", "дай" и "ам". Цвета не различает. Играть не умеет, все ломает и разбирает. Через год в школу. Стал симпатичной кукляшкой, дети его любят. Особенно мальчишки. Старшая сестра, которая растила его с рождения, трясется над ним.

    Шесть лет. Спасибо тебе, Господи, сын заговорил! Но, зараза, сразу матами и еще какими. Не знаю где подцепил. У нас не заведено такие слова употреблять. Появилась привычка все долго и внимательно рассматривать. Разберет игрушку или старое радио, или еще что-нибудь (я для него всякий хлам испорченный от всех друзей собирала) и смотрит, смотрит, что-то губами шевелит.

    В школу не идем в шесть лет.

    Семь лет. Пошел в первый класс. Учительница пришла только работать. Конец года. Мы не читаем, даже буквы все не запомнили. Хотя все комната дано обвешана алфавитом. Отправили на комиссию. Молчит. Или говорит ерунду. Дали рассмотреть картинку: от мальчика укатился мяч и он плачет. Подошла мама с мячиком и он смеется. Спрашивают

    -Почему мальчик плачет?

    Молчит.

    А почему смеяться стал?

    Стал задумчиво рассматривать картинки еще раз. Девушка шепотом говорит:

    - Ребенок умственно-отсталый. Сдавайте!

    Рядом сидящий старичок машет на нас пальцем и внимательно смотрит на моего сына.

    И вдруг сынок заговорил.

    - Ему было плохо без мамы, а она пришла и ему хорошо. Поэтому смеется.

    У меня похолодела душа - Не отдам!

    Ура, нам дали еще один шанс! Нас оставили на второй год. Учительница перед пенсией.

    Восемь лет. Не читаем, но буквы, наконец, все запомнил. Иногда прочитывает слоги. Считать стал до пяти. В конце года на повторную комиссию. Что-то отвечает. Молодой девушки уже нет. А старичок остался. Он словно ищет что-то в моем ребенке. Повторно показали картинку с мальчиком. Ребенок так обрадовался.

    - А помните, мне уже показывали эти картинки. Я знаю, почему он плачет. Ему было плохо без мамы.

    Не отдам никуда! Ему же будет плохо без мамы.

    Девять лет. Наконец мы уже читаем. По слогам, не всегда понимая, но читаем. Считаем до десяти на пальцах. Конец года. Учитель уходит на пенсию. Сын переходит в следующий класс. Она его перевела и сказала: - Пусть только учится с нормальными детьми.

    Десять лет. Читаем по слогам, считаем по пальцам до десяти. Но пересказывает хорошо то, что я ему читаю каждый день. До девятого класса. Каждый урок.

    Не смотря на маленький рост, очень сильный. Но его постоянно обижают старшие дети в школе.. Обзывают.

    Двенадцать лет. Такое впечатление, что я живу в школе. Сын ожесточился. Но старшим не дает отпор, обижать стал младших в школе.
    В школьном туалете обпИсал первоклашку. Вызвали в школу. Пока его искали, чтобы вместе со мной отвести к директору, случилось непредсказуемое. Его самого в школьном туалете обпИсал старшеклассник. Привели мокрого и вонючего. Директор был мужчина. Только и спросил у него: -Ну и как впечатления?

    Я так понимаю, что впечатления были незабываемые. Даже объяснять и говорить ни о чем не пришлось. После этого случая он больше ни одного малыша не обидел.

    Девять классов я училась с сыном. Только не бегала на физкультуре и не работала на станках.

    Ура!!!!!!!!!!!!!! Конец школе. Образование -девять классов. Куда дальше? Читаем, но медленно, считаем до десяти на пальцах. По-житейски мудр как змей. Сила немерянная. Каждое лето с отцом на стройке. С лет десяти. Но доверчив и наивен. Обмануть и обидеть может каждый. Дай Бог здоровья бывшему инспектору по опеке. Помогла отправить его учится в очно-заочную школу в десятый класс.

    Он там не очень-то и выделяется. А иногда даже выше на голову в чем-то среди других. У него какое то необъяснимое чутье на технику. Вот где проявилось внимательное и задумчивое разбирание всякой рухляди. Я даже не думала, что он может починить столько разной техники.

    Он учится и работает. Мы его дополнительно отправили учиться на тракториста. Господи, это просто чудо! Сын получил права тракториста. Хочу сказать, что не все с этой группы их получили. Сын виртуозно владеет трактором .Пошел работать в колхоз. Работоспособность колоссальная. Может часами работать и не уставать. Но жилье не предоставили, ездит на работу и с работы на велосипеде. Приезжает почти ночью. Посевная.

    Использовали то, что он наивен как ребенок. Заплатили копейки. С работы забрала.

    Временно устроили на" кусты". Это очищать от них обочины дороги. Работает как заводной. Исполнителен. Но собралась в бригаде одна молодежь и его обижают. Стал по-детски рассказывать свои обиды:
    - Мама, меня в обед ложкой по лбу бьют и еду забирают.

    Но все закончилось очень быстро и совсем не так, как я пыталась это решить. Его опять стали дразнить и сказали недобрые слова обо мне. Сына с трудом отцепили от обидчика несколько человек. Успокоившись, он взял топор в руки и сказал, что если еще раз кто-то о нем или о его семье скажет плохо, то обидчикам не поздоровится. Я была в ужасе, когда об этом узнала. Я за неделю столько с ним переговорила, что, наверное, за все годы нашей с ним жизни столько не сказалось.

    Это был переломный момент в его жизни. Больше его никто не обижал. Но и он ни разу больше не грозил подручными предметами.

    Его перевели в другую бригаду на постоянное место. А вскоре забрали в строительную бригаду. Вот где пригодились знания и умения, полученные от отца. Он уже имеет разряд штукатура и каменщика, которые получил без отрыва от производства. Остался таким же ответственным и работящим. Научился читать чертежи, сейчас работает бригадиром на стройке. Женился. Подрабатывает где только можно. Сказал ,что хочет построить дом своей мечты.

    А я когда просматриваю свои старые пожелтевшие записи, уже с трудом сама верю, что тот маленький мычащий малыш, школьник-сорванец и бунтующий подросток(которого приходилось отцу просто забирать с собой на работу) и сегодняшний заботливый сын и муж, замечательный работник - один и тот же человек.

    Мама Ивана 1998, Ильи 2000, Марии 2009, Софии 2012 и Елизаветы 2015