Ответить
  • liz2020 Neophyte Poster
    офлайн
    liz2020 Neophyte Poster

    3

    6 лет на сайте
    пользователь #838485

    Профиль
    Написать сообщение

    3
    # 29 мая 2013 11:22

    Мне кажется, ребенок должен расти в коллективе. Да, можно в школу не ходить и учиться на дому, но очень важно общение со сверстниками.

  • astrodiva Neophyte Poster
    офлайн
    astrodiva Neophyte Poster

    1

    6 лет на сайте
    пользователь #844207

    Профиль
    Написать сообщение

    1
    # 7 июня 2013 15:45

    Спасибо за чудесную статью, за инфо к размышлению. Побольше бы таких родителей и мир был бы умнее, добрее, а новое поколение более самостоятельнее! Я восхищаюсь такой мамой. Счастья вам и вашим детям.

  • ВЛАДЫКА Senior Member
    офлайн
    ВЛАДЫКА Senior Member

    2720

    13 лет на сайте
    пользователь #68658

    Профиль
    Написать сообщение

    2720
    # 15 июня 2013 00:56

    Что надо сделать, чтобы преподавателям и ученикам школы Щетинина было интересно с нами сотрудничать?

    Какие знания хотят вложить в своего ребенка осознанные родители?

    Где взять преподавателей для своих детей?

    Подробнее: http://www.partnera.org/news/1/83/o-poezdke-v-shkolu-schetinina-i ... buduschee/

    В свободное от работы время создаю пассивный доход.
  • shalex11 Junior Member
    офлайн
    shalex11 Junior Member

    37

    6 лет на сайте
    пользователь #770553

    Профиль
    Написать сообщение

    37
    # 15 июня 2013 18:04

    очень интересная тема :)

    Добавлено спустя 9 секунд

    очень интересная тема :)

  • Janessa Junior Member
    офлайн
    Janessa Junior Member

    53

    6 лет на сайте
    пользователь #855946

    Профиль
    Написать сообщение

    53
    # 30 июня 2013 02:32

    Познавательная статья) Но, на мой взгляд, ребенку лучше обучаться в школе, а не на дому, т.к. социализация - важный аспект развития личности, а в стенах родного дома и в комфортной обстановке она не пройдет должным образом. Ребенку нужно не только получать знания,но и учиться общаться с людьми, контактировать, решать какие-то межличностные проблемы, в общем, становится социальным существом)

  • Land Клуб Самоделкиных
    офлайн
    Land Клуб Самоделкиных

    19613

    18 лет на сайте
    пользователь #1470

    Профиль
    Написать сообщение

    19613
    # 1 июля 2013 21:10
    Janessa:

    Познавательная статья) Но, на мой взгляд, ребенку лучше обучаться в школе, а не на дому, т.к. социализация - важный аспект развития личности, а в стенах родного дома и в комфортной обстановке она не пройдет должным образом. Ребенку нужно не только получать знания,но и учиться общаться с людьми, контактировать, решать какие-то межличностные проблемы, в общем, становится социальным существом)

    все это верно. Жаль только, что наша школа этому не учит. Ложь, приспособленчество, унижение, равнодушие. Хотя может это и есть социализация по-нашему, не знаю.

    Согласно теории струн Вселенная имеет дополнительные измерения, свернутые в пространство Калаби-Яу.
  • Рудаков Junior Member
    офлайн
    Рудаков Junior Member

    63

    6 лет на сайте
    пользователь #874192

    Профиль
    Написать сообщение

    63
    # 31 июля 2013 10:37

    Школа нужна, там хотя бы ребенок отдыхает от дома, согласитесь, ведь все время прибывать дома-это очень тяжело.

  • Фиджа Senior Member
    офлайн
    Фиджа Senior Member

    9003

    13 лет на сайте
    пользователь #69282

    Профиль
    Написать сообщение

    9003
    # 27 ноября 2013 21:36

    ОБЩЕСТВО БЕЗ ШКОЛ

    Это фрагменты книги Ивана Иллича "Общество без школ", ставшей бестселлером европейских интеллектуалов и поменявшей отношение к Школе как общественному институту.

    Школа, во всех странах мира, вредит настоящему образованию, и причина этому – наша уверенность, что только школа способна дать образование.

    Цель, к которой стоит стремиться, – равные образовательные возможности для всех. Подменять эту цель обязанностью посещать школу – все равно, что путать такие вещи как выполнение церковных обрядов и спасение души.

    Надо исключить возможность отказа человеку при приеме на работу на основании приговора, вынесенного ему школой – и это подорвет монополию школы на умы людей.

    Знание – часто результат разных событий, которые приключаются с нами в жизни. То, что мы знаем и чему мы научились, имеет весьма отдаленную связь со школьными программами.

    Школа – общественный институт, который держится на аксиоме, что образование – это результат обучения.

    Авторы школьных программ предполагают, что при виде яств на столе образования у нас должен начаться процесс слюноотделения - но даже если ваш желудок сможет переварить эту пищу, найдете ли вы на этом столе действительно что-нибудь вкусное?

    Без дескуляризации – отмены школы как общественного института - сегодня невозможно освобождение человека.

    Все мы пленники школьной системы; мы в плену суеверия, что знание мы получаем как товар, чтобы потом его также передать нашим детям - вот процесс производства и воспроизводства знания.

    Образование – это исключительно деятельность самого человека.

    Пленник школьной идеологии, человек перекладывает ответственность за самого себя на школу; это отречение приводит к своего рода интеллектуальному самоубийству.

    Настоящая образовательная система должна выполнить три задачи. Тем, кто хочет учиться - дать доступ к источникам информации (в том числе предметам других эпох). Кроме того, должна произойти встреча тех людей, кто хочет поделиться своими знаниями, и тех, кто хочет получить их. Наконец, люди, высказывающие новые идеи, должны быть услышанными и иметь возможность выдвигать эти идеи на обсуждение общества.

    Для школы предметы и вещи – это нечто смутное и непонятное. Вещи могут обрести смысл только в результате системного изучения их в установленном порядке под руководством дипломированного специалиста. Этот школьных дух так проникает в наше сознание, что мы начинаем смотреть на мир как на груду вещей в супермакете – чтобы с пользой для себя разобраться в этой куче, надо предметы классифицировать и наклеить на них правильные этикетки.

    Глупо спрашивать: «Как заставить человека учиться?» Лучше задать вопрос: «Что должно быть под рукой у человека, который хочет учиться, с какими людьми он должен встретиться для этого?»

    Школа помещает ученика в искусственную среду, предметы которой вырваны из реальной жизни и утратили тем самым свой смысл и значение.

    Школа превращает все, что попадается ей на глаза, в дидактический материал, расклеивает на вещи этикетки и лишает их какого-либо смысла.

    …больше было бы тех, кто способен оригинально мыслить, если бы мы доверяли людям, не имеющего педагогического образования.

    Самая большая радость для опытного шахматиста – найти себе достойного партнера, а для начинающего игрока – повстречать такого же новичка.

    Наша задача - построить общество, в котором свободная деятельность – большая ценность, чем производство вещей и манипулирование людьми.

    Когда школы перестанут быть обязательными, сколько учеников останется у учителя, у которого все держится на принуждении?

    Исчезновение школы будет настоящим триумфом для учителя, который получит мандат работать за пределами школы.

    Армия – вот очевидный пример абсурдности современных общественных институтов. Чтобы защитить свободу, цивилизацию, жизнь – надо убивать людей и уничтожать свободу.

    Человек сегодня – это игрушка в руках ученых, инженеров и управленцев.

    Школа – это рекламное агентство, убеждающее нас, что общество, в котором мы живем, - это именно то, что нам надо.

    Обязательное образование – это мина, подложенная под желание учиться.

    Когда мы можем научиться чему-либо по-настоящему? Когда делаем то, что нам интересно.

    https://www.facebook.com/covcheg

    Мама Ивана 1998, Ильи 2000, Марии 2009, Софии 2012 и Елизаветы 2015
  • Фиджа Senior Member
    офлайн
    Фиджа Senior Member

    9003

    13 лет на сайте
    пользователь #69282

    Профиль
    Написать сообщение

    9003
    # 28 ноября 2013 21:41

    Мордой о парту

    Как семья и школа превращаются в фабрику по производству невротиков

    — Что, совсем тупой?! Ты что сотворил?!
    — Я хотел…
    — Чего ты хотел?! Тебе русским языком сказали: сначала пишешь фамилию, а потом имя. А ты? Почему у тебя все наоборот?!
    — Я думал…
    — Чтобы думать, мозги нужны. А у тебя мозгов нет, раз сначала имя пишешь, а потом фамилию. Садись. Двойка! Дай сюда дневник!
    — Я его забыл…
    — Что-о-о-о?!! А голову ты дома не забыл?!.
    Этот диалог между учителем и учеником мог случиться в любом российском регионе, в любой школе. Наверное, каждый второй может вспомнить свою школьную историю, когда ему объясняли про «голову забыл». Но наши случаи — это все-таки частности, они не так убедительны.
    Мне тут рассказали о результатах масштабного исследования, проведенного среди младших школьников. Обычно в таких проектах задействуют сто, двести, в очень редких случаях тысячу респондентов. А тут — десятки тысяч опрошенных. Более того, сравнивались ответы одних и тех же детей в первом классе и в четвертом. В общем, очень крутое исследование, ему можно доверять.
    Пока не все данные обработаны и опубликованы. Но уже можно сделать один очень важный вывод. За время обучения в младшей школе у детей стремительно опускается оценка своей личности. Если в первом классе высокая самооценка у 43,7% детей, то к четвертому количество уверенных в себе падает до 24,2%. Количество учеников с заниженной самооценкой, наоборот, возрастает с 30,2 до 36,6%. Грубо говоря, за четыре класса младшей школы ребенку успевают внушить, что он полное ничтожество. И эти цифры — куда более серьезный повод для паники, чем ЕГЭ и прочие реформы.
    Главный инструмент в снижении самооценки — отметки. Забыл тетрадку — двойка. Вместо «2 + 3» написал «3 + 2» — двойка. Поглядел в окно на воробьев — двойка. Не услышал учителя — двойка. Залез на поля страницы — двойка. Для учителя это просто цифра «2». Для ребенка диагноз: он плохой, он недостойный, из-за него бабушка болеет, а папа с мамой подали на развод. К отметкам добавляются окрики про «тупость» и «что из тебя получится». Они окончательно утверждают ребенка в мысли о его никчемности. В итоге мы получаем комплекс неполноценности в национальном масштабе.

    Человеку, который не уверен в том, что он хороший и его любят, важно доказать свою принадлежность к какой-то особо выдающейся расе или стране.

    Можно, конечно, сказать: мол, так и надо, все правильно — родители детей балуют, внушают им всякие глупости о том, что они умные и замечательные, а школа возвращает в суровую реальность. Это было бы правдой, если бы мы жили действительно в таком ужасном мире. К счастью, взрослый мир не так жестко устроен, как школьный.
    Школа плодит огромную армию людей с заниженной самооценкой. Из нее вытекает львиная доля наших проблем: пьянство, неготовность проявлять инициативу, агрессия, равнодушие. Даже мания величия часто вытекает из комплекса неполноценности. Если человек кричит: «Я здесь самый крутой, а кто с этим не согласен, сейчас получит в морду!», значит, самооценка у него сильно занижена, ибо тот, у кого она высокая, вряд ли будет об этом кричать.
    Не исключаю, что и национализм во всех видах — от битья узбеков на улицах до борьбы с американским влиянием в Госдуме — это тоже плод заниженной самооценки. Человеку, который не уверен в том, что он хороший и его любят, важно доказать свою принадлежность к какой-то особо выдающейся расе или стране. Уверенные в себе люди могут комфортно жить, даже признавая, что их государство или нация частенько бывали неправы.
    Я тут дошел до глобальной политики. Наверное, сейчас нужно упомянуть Путина или на крайней случай министра образования и науки — критика государства принесет, конечно, лишнюю сотню лайков и слегка повысит мою самооценку, но начинать надо не с нее. А с… ну, например, с себя.
    Мы все соучастники этого преступления. Сколько раз, встречая сына или дочь на пороге, говорим не человеческое: «Привет! Как я рад тебя видеть!», а чудовищное: «Ну, какие оценки в школе? Надеюсь, двоек нет?» Каждый из нас регулярно снижает самооценку своих детей, своих коллег, своих друзей, своих родителей. Я не исключение. И мне стыдно.
    Встать на путь исправления не так-то просто. Мы хронически не умеем хвалить. У нас есть дежурное «молодец!», и на этом наши лингвистические запасы иссякают. Зато ругать мы умеем ярко, сочно и разнообразно. Мы профессиональные специалисты по производству комплексов неполноценности…
    После этих строк я решил хоть чуть-чуть исправиться. И выписал себе набор похвал для окружающих:
    «У тебя получилась отличная статья! Думаю, она порадует многих читателей».
    «Спасибо, что помыл посуду. Ты не представляешь, какой это кайф — ужинать в чистой кухне».
    «Ты так классно сделал это! Лично у меня вряд ли бы так получилось».
    «Я так рад, что ты купил мне шоколадку. Теперь мне жить и работать будет гораздо веселей».
    «Все-таки очень здорово, что я работаю вместе с вами».
    Ух… Эти пять предложений дались мне тяжелее, чем весь остальной текст. Все-таки плодить заниженную самооценку куда легче, чем с ней бороться.

    http://rusrep.ru/article/2013/11/18/school

    Мама Ивана 1998, Ильи 2000, Марии 2009, Софии 2012 и Елизаветы 2015
  • Фиджа Senior Member
    офлайн
    Фиджа Senior Member

    9003

    13 лет на сайте
    пользователь #69282

    Профиль
    Написать сообщение

    9003
    # 4 декабря 2013 19:14

    «Нас лишают права воспитывать детей, а дальше будут прямо в роддоме отнимать?»

    Родители, которые не отдают детей в школу, а учат их дома самостоятельно, бьют тревогу: эта форма обучения может вот-вот оказаться под запретом. Тех, кто выбрал для своего ребенка семейное обучение, в Москве примерно две-три тысячи человек. Кто-то считает их сектантами, которые запирают детей дома, не давая им общаться со сверстниками. Сами они уверены, что школа – это в лучшем случае конвейер, который убивает в детях индивидуальность и тягу к знаниям, в худшем – казарма или тюрьма. На самом деле причин выбрать семейное образование много, и речь не только о детях, которым ходить в школу не позволяет здоровье (хотя среди домашников таких много). Кто-то получил негативный опыт взаимодействия со школой, а кто-то просто не хочет доверять государству обучение и воспитание своего чада.

    При семейном обучении ребенок прикреплен к обычной школе, но приходит туда лишь для того, чтобы сдавать промежуточные и итоговые экзамены. Школа все равно получает за него деньги – они достаются родителям в виде ежемесячной компенсации. Так было до недавнего времени. В сентябре, сразу после выборов мэра, Департамент образования Москвы направил столичным школам методические рекомендации по поводу семейного обучения: домашники должны открепиться от школ, денег на них выделять больше не будут, они не смогут участвовать в олимпиадах, и даже на школьные мероприятия им вход закрыт. Родители написали мэру возмущенное письмо, в ответ заместитель мэра по вопросам социального развития Леонид Печатников заявил, что полученные средства родители пропивали. Родители возмутились еще больше, – и им прислали новые письма, где уже пригрозили органами опеки.

    Доцент МГУ Анастасия Николаева преподает стилистику русского языка будущим журналистам. Убежденным противником школьного образования ее сделало не только ежегодное общение с выпускниками школ, сдавшими ЕГЭ на 100 баллов и допускающими чудовищные ошибки в диктантах, но и собственный опыт. У Анастасии Владимировны двое сыновей – старший начал было учиться в школе, но столкнулся с насилием и обезличенным подходом. Узнав про такую опцию, как семейное образование, и выяснив, что учить ребенка дома не так уж трудно, для второго сына Анастасия Владимировна уже изначально выбрала семейную форму. По ее словам, родители семейников готовы скорее «уходить в леса», чем отдавать детей в обычную школу.

    «Я задумалась: почему я должна объяснять ребенку, что насилие – это нормально?»

    – Многим кажется, что домашнее образование – такая роскошь для богатых людей, которые могут своим детям нанимать гувернеров. Неужели простой человек может себе это позволить?

    – Сегодня домашнее образование – это выход как раз для тех семей, которые если и не ограничены в средствах, то, во всяком случае, не готовы отдавать свои деньги неизвестно за что, как-то: занавески в классе, парты, форму плохого качества, которую всех недавно обязали носить. Семейное образование часто выбирают многодетные семьи: одному ребенку форму еще можно купить, а если у вас восемь деток? Дома учат своих детей либо те, у кого сильно развит материнский инстинкт, либо те, кто профессионально работает в сфере образования и видит весь этот процесс изнутри.

    – Как вышло, что вы решили учить своих детей самостоятельно?

    – Меня, как и каждую мать, подвела к этому жизнь. Мой старший сын Никита пошел в первый класс в экспериментальную школу, которая работает по системе Эльконина – Давыдова. В основе этой системы лежит идея, что маленький ребенок ни в коем случае не должен выполнять работу, в которой он не видит смысла. Еще в фашистских концлагерях проводились психологические эксперименты над пленными: одни работали в ужасных условиях на военном заводе, а другие просто рыли яму, а на следующий день зарывали. И оказалось, что смертность в группе, где выполняли совершенно бессмысленную работу, выше. Нельзя заставлять человека делать ту работу, в которой он не ощущает внутренней необходимости. Вот скажите, маленький ребенок чувствует внутреннюю необходимость пять часов в день сидеть и чертить крючочки?

    – И как же учили детей в этой экспериментальной школе?

    – Я была свидетелем, как учительница математики учила их измерению площади. Она сказала: «Дети, нам нужно купить обои в класс, а я не знаю сколько, можете мне помочь?» А дети – они отзывчивые, они кинулись измерять: кто линейкой, кто портфелем, кто ботинком. Оценок не было, все в игровой форме, и это давало совершенно поразительные результаты. Но система эта была разработана только на начальную школу, и после четвертого класса нас отправили в обычную гимназию. Я пришла туда на родительское собрание, и первое, что нам сообщила учительница, – что наш класс расформировывают. Оказалось, наши дети задают слишком много вопросов, все подвергают сомнению и что работать с ними невозможно.

    – Вашему сыну не понравилось в школе? Он на что-то жаловался?

    – В один из первых дней старшеклассники поймали мальчиков из нашего класса и потребовали денег – такая обычная практика. Мальчики дали отпор, но это оказалось хуже, чем дать денег, потому что на следующий день возле школы их ждала уже целая шайка. Нам скажут: но это такая инициация, каждый парень должен пройти через это. Одна учительница поставила в угол мальчика с гипсом, а мой Никита сказал, что ему, наверно, больно, и Никиту поставили в другой угол. Физрук на уроке ударил мальчика... Я задумалась: почему я должна объяснять ребенку, что насилие – это нормально? Это же ненормально!

    – И как вообще пришла мысль насчет домашнего образования?

    – Мне подруга рассказала, что есть такой Центр семейного образования, который курирует некий Игорь Моисеевич Чапковский. Он занимается детьми, которые по разным причинам оказались за рамками школы: они могут быть физически не способны ходить в школу, либо их уже выгнали из школы, либо их родители сами выбрали семейную форму. И я пошла к нему поговорить.

    – Вас не волновало, что дома ребенку может не хватать общения с ровесниками?

    – Один из главных стереотипов – что ребенок должен все время быть в компании себе подобных, пройти какие-то стадии взросления, которые обеспечивает школа. И я спросила Игоря Моисеевича: «А как же социализация?» Он сказал: «Анастасия Владимировна, вот вы на даче яблоньку посадили – что вы дальше делаете? Наверно, подвязываете, поливаете ее. Так почему, если ребенок только-только проклюнулся, его надо дергать, топтать, подвергать испытаниям? Если вы так ратуете за социализацию, – сказал он, – отдайте своего сына в тюрьму». И правда, социализация среди насильственно согнанных людей ненормальна, социализация всегда предполагает разумный выбор. А не лучше ли, если ребенок будет социализироваться в кружках, секциях, где у него есть с другими общие интересы?

    «У него была свобода, было время думать и выбирать»

    – Каковы были первые ощущения от учебы на дому?

    – Три ночи я не спала, а потом все же отдала Никиту к Игорю Моисеевичу. А там принцип был такой, что ребенок учится сам, а в центр ходит раз в неделю, где учителя-консультанты уже объясняют ему то, что он сам не смог понять. И у него вдруг стали появляться навыки самообразования. До этого у меня все время было ощущение, что мы участвуем в каком-то марафоне и главное – не отстать. Вплоть до того, что мой семилетний ребенок вскакивал среди ночи и кричал: «Мама, контурные карты!» Я говорила: «Спокойно!» – садилась и раскрашивала эти карты сама. А здесь у ребенка неделя на задание – он сам планирует, когда он его сделает, и сам думает об источниках. И мой ребенок научился писать рефераты по 20 страниц…

    – Неужели самостоятельно?

    – Все десять лет его обучения я не подходила к его тетрадям – он учился сам. Он участвовал в олимпиадах, занимал призовые места по биологии. Он изучал лягушек в Кружке юных биологов зоопарка, мы выезжали в экспедиции в Воронежский заповедник, там ловили этих лягушек, измеряли, описывали. Он жил очень интересной жизнью, у него была свобода, было время думать и выбирать. Он ходил на самбо, на тхеквондо, в бассейн, занимался гитарой. И главное, он был спокоен.

    – Но в школьном аттестате все равно есть предметы, которые ребенку будут неинтересны. Совсем без принуждения не получится?

    – Какой-то минимум надо знать даже по неинтересным предметам. И я говорила: вот тебе две трети времени на лягушек, но одну треть посвяти остальным предметам, иначе не окончишь школу и будешь всю жизнь ловить лягушек. Принуждение все равно необходимо, но здесь оно компенсировано: у ребенка остается много времени, чтобы заниматься тем, что ему дорого. Никита проучился четыре года в школе, после чего ему показалось, что он попал в рай, и он был готов делать что угодно, чтобы оставаться в этом раю.

    – В какой форме дети, которые учатся дома, поддерживали контакт со школой?

    – Все дети были прикреплены к обычным общеобразовательным школам: они писали контрольные, сдавали экзамены школьным учителям. Моего Никиту заставили в девятом классе сдавать физкультуру. Вообще он у меня спортсмен, но тут ему пришлось сдавать норматив по скакалке, а он у меня 194 ростом. Скакалок таких в школе не было, ему пришлось прыгать на корточках, и он не успел отпрыгать столько, сколько надо. Поэтому у него в аттестате все пятерки, а по физкультуре четверка.

    – Домашнее образование дает возможность сдавать ЕГЭ?

    – Конечно. ЕГЭ – это просто тест, а наши дети лучше других сдают тесты, потому что они привыкли сдавать экзамены людям в чужой обстановке, среди чужих людей, которые никак им не подыгрывают.

    – Сколько времени в среднем у вас отнимали занятия с ребенком?

    – У меня это совсем не отнимало время, я с ним занималась только перед поступлением. А младший, Еремей, другой – с ним приходится всегда регламентировать время уроков. У него сначала совсем не было потребностей в знаниях. Когда ему надо было делать прописи, он ложился на пол и выл, и я уже готова была на все, даже отдать его в школу. Но потом я подумала, что вряд ли нормальный ребенок, который всегда радостно идет навстречу всем моим инициативам, будет выть вот так из вредности. И я поняла, что он не дорос, и я просто не заставляла его писать первые три года. Представляете, если бы я учительнице сказала: «Мой ребенок не дорос, не учите его писать»? Зато в третьем классе он стал писать прекрасно – без ошибок и хорошим почерком.

    – Такие центры образования – единственный способ учить детей на дому или есть и другие формы?

    – Некоторые родители объединяются и организуют домашние школы, где учат детей сами: один – математике, другой – литературе… Особенно часто это практикуется среди тех интеллигентов, которые уехали за город. Центры образования – это не образовательные учреждения, они не имеют права принимать экзамены, они лишь дают моральную, юридическую и информационную поддержку. Игорь Моисеевич сам пришел к этому, когда у него родился сын Филипп, у которого были проблемы со здоровьем. У него четверо своих детей, еще он опекал приемных. Он такой старый диссидент. Недавно он пошел в школу, к которой были прикреплены домашники, поговорить с руководством, чтобы этих детей не выкинули на улицу, и директриса стала на него орать. Тогда Игорь Моисеевич тихо спросил ее: «Вы что, на зоне работали?»

    – А вы себя диссидентом не чувствовали?

    – Выбрав домашнее образование для ребенка, ты становишься в некую оппозицию системе образования и государству. Родитель каждый день решает важную педагогическую задачу, но он не переводит стрелки ни на кого, не ходит спрашивать у Марьванны, почему ребенок плюется, курит за школой и плохо учится. Он видит своего ребенка каждый день.

    – А детям в подростковом возрасте не хочется как-то эмансипироваться от родителей?

    – Мои сыновья все детство совершенно не хотели от семьи дистанцироваться, они очень комфортно себя дома чувствовали. Я старшего отправляла в экспедиции, в лагерь за границу, он охотно ездил, но с нами все равно было интереснее. Даже Игорь Моисеевич говорил: «Что-то он у вас совсем под юбкой, это не дело». В результате Никита ушел в самостоятельную жизнь в 17 лет: начал работать и жить отдельно, в 20 женился, потом родил ребенка. С 17 лет он не взял у меня ни копейки, а сейчас уже сам предлагает помощь. По сравнению с современной молодежью он очень самостоятельный.

    – А чем он сейчас занимается?

    – Сейчас ему 26 лет, он выучился на нашем факультете, работает дизайнером. У него двухлетний сын.

    – У вас перед глазами есть другие примеры детей, которые получали домашнее образование?

    – Моя племянница Лада тоже отучилась дома, сейчас она волонтер, занимается с больными детьми и каждое лето на три месяца уезжает в лагерь, где бесплатно работает с ними. У домашних детей социальная активность созидательная: их не заставляют общаться, поэтому им общение кажется праздником. У них какая-то удивительная доброжелательность и открытость ко всем окружающим. Видимо, отсутствие насильственных контактов вызывает у человека именно вот такое доброе, мирное отношение к жизни. У меня сейчас второй сын Еремей так учится.

    «Если мне запретят учить ребенка так, как я хочу, я уеду»

    – По-вашему, семейное образование подходит абсолютно всем?

    – Я не скажу, что оно для всех – есть дети, которым тяжело самим с собой, хотя вряд ли это норма. Надо обязательно разговаривать с ребенком и предоставлять ему возможность выбора. Во втором классе, когда мы зашли в кризис с этими прописями, я отдала Еремея в гимназию. Месяца ему хватило, он сказал: «Мама, все, что угодно, только не это!» Я не люблю фанатизма и не хочу сказать, что семейное образование – единственный выход, но оно позволяет одаренным детям развивать то, что нужно им. Оно позволяет детям не быть изгоями, если у них что-то не получается. Вообще, процесс обучения – он всегда индивидуален. Но зачем запрещать?

    – А что именно запрещают? В чем, собственно, нововведения?

    – Семейная форма образования прописана у нас в законе с 1992 года. Последние несколько лет московское правительство платило компенсации за завтраки и учебники родителям, которые учат детей дома, ведь у нас деньги выделяются школе на каждого ребенка, – там получалось тысяч 8–9 в месяц. И вот 13 сентября выходит методическое письмо, где сказано, что родители всех семейников должны написать заявление о выходе из контингента. А это значит, что я прихожу и своей рукой пишу: я забираю ребенка из школы в никуда. После этого ко мне приходят органы опеки и забирают ребенка, потому что я не обеспечиваю ему конституционного права на образование. И школы больше не имеют права принимать у нас аттестацию. Я не могу больше прийти в школу и сказать: «Можно, мой ребенок напишет у вас контрольную?» Некоторых мам сейчас заставляют приводить детей на консультацию к психологу. А директорам сказали, что каждый семейник – это их недоработка. Денег нам больше никто не дает, хотя правительство их уже выделило. На 2013 год на семейников было выделено 900 миллионов, семейников в Москве было две тысячи – сейчас их осталось вполовину меньше.

    – И как реагируют родители?

    – Приезжаю недавно к Игорю Моисеевичу, а он сидит грустный: у него один мальчик тяжелый диабетик, другой аутист, и вот сейчас они должны идти в очную школу – что там с ними будет? Огромное количество нездоровых детей просто не смогут выжить в школе. На днях была у знакомой мамы, Маргариты Макаревич, – у нее восемь детей, четырех из них она учит сама, и все они у нее отличники. Это вообще материнский подвиг! Началось с того, что второй ребенок родился больным, его стали травить в школе, и ей пришлось забрать его, чтобы учить дома. Когда она поняла, как это здорово, остальных детей тоже решила учить дома. Я спросила у нее: «А если запретят, что ты будешь делать?» Он говорит: «Я уйду в леса». И я себя ловлю на том же: если мне запретят учить ребенка так, как я хочу, я уеду. Я ничего больше не могу дать своим детям: у меня нет ни денег, ни домов, – но я дам им образование, и они будут счастливы. Никита сейчас говорит, что счастлив, потому что занимается делом всей своей жизни.

    – Кому помешало домашнее образование? Им просто жалко денег?

    – Это мизерные деньги с точки зрения страны. Я, конечно, без этих 8восьми тысяч проживу, а мама Маргарита с восемью детьми? Конечно, для нее это огромное подспорье. К тому же у нас, если дают деньги, значит, есть статья в документах, то есть тебя не забудут. Все было под контролем: дети были прикреплены к школам, входили во все журналы, отчетности.

    – Как они сами объясняют, чем плохо семейное образование?

    – Главная претензия, которую нам предъявляют: «Вы что, педагог?» Но давайте я в ответ спрошу: «А вы повар? А как вы кормите своего ребенка? А покажите сертификат!» Почему они считают, что любящая мать с этим не справится? Еще говорят, что родители-алкоголики забирают детей из школ, чтобы пропить компенсации, но что-то я ни одного алкоголика среди них не видела. Нас называют сектантами, говорят, мы детей запираем дома, – но более социально активных детей, чем домашники, просто нет. У мамы Маргариты все дети спортсмены и олимпиадники.

    – По-вашему, к чему это приведет?

    – Они перекрывают кислород для всех, кто выбрал бы этот путь. Почему все думают, что их это не коснется? Я-то Еремея выучу, это не проблема, он уже в шестом классе: он выиграет несколько олимпиад и пойдет на мехмат. А маме Маргарите что делать? Нас лишают конституционного права без всяких объяснений. Нас лишают права играть с нашими детьми, воспитывать их, – а дальше что, будут прямо в роддоме отнимать?

    http://slon.ru/russia/nas_lishayut_prava_vospityvat_detey_a_dalsh ... 7664.xhtml

    Мама Ивана 1998, Ильи 2000, Марии 2009, Софии 2012 и Елизаветы 2015
  • Matt Knife Club
    офлайн
    Matt Knife Club

    62186

    12 лет на сайте
    пользователь #86658

    Профиль
    Написать сообщение

    62186
    # 4 декабря 2013 19:17

    Фиджа, вы сами себя уговариваете?

    Поскольку объяснять вам что-либо бесполезно, сразу перейдём к оскорблениям.
  • Фиджа Senior Member
    офлайн
    Фиджа Senior Member

    9003

    13 лет на сайте
    пользователь #69282

    Профиль
    Написать сообщение

    9003
    # 5 декабря 2013 12:22

    Matt, релаксирую :roll:

    Мама Ивана 1998, Ильи 2000, Марии 2009, Софии 2012 и Елизаветы 2015
  • Matt Knife Club
    офлайн
    Matt Knife Club

    62186

    12 лет на сайте
    пользователь #86658

    Профиль
    Написать сообщение

    62186
    # 5 декабря 2013 12:36
    Фиджа:

    Matt, релаксирую :roll:

    странное место...

    Поскольку объяснять вам что-либо бесполезно, сразу перейдём к оскорблениям.
  • муми-папа Member
    офлайн
    муми-папа Member

    282

    6 лет на сайте
    пользователь #816797

    Профиль
    Написать сообщение

    282
    # 6 декабря 2013 09:25

    Фиджа, осилил не всЁ :D я, еще учась в школе, понял, что неправильно это: чего туда ходить, если там тебя очень многое не устраивает и порой просто хочется взорвать эту школу вместе с ее содержимым :moderator:
    есть, вероятно, какой-то смысл этих походов... но что-то менять в школьном образовании точно надо :znaika:
    да, насчет общения со сверстниками, имхо, - нах мне с этими полудурками общаться :molotok:

  • guchchi Neophyte Poster
    офлайн
    guchchi Neophyte Poster

    6

    5 лет на сайте
    пользователь #983348

    Профиль
    Написать сообщение

    6
    # 12 декабря 2013 14:22 Редактировалось guchchi, 1 раз.
    onesb.ch:

    как-то мне казалось, что если родители и берут ответственность на себя за домашнее обучение ребянка, то при условии, что ребенок, как бы это выразиццо правильно,- со способностями и ресурсами значительно выше среднего. Т.е. если ребенок списывает на 3-4, а реально знает на 2, какой смысл в домашнем обучении?:conf: фактически подарить ребенку халяву вместо того, чтобы научить.

    Вот скажите мне, сильно ли Вам пригодились школьные знания - куда впадает Волга, тангенсы-арктангенсы, химические формулы бензолов и проч??
    Могу сказать по своему окружению - никак и никому! В классе были отличники, многие поступили в ВУЗ без экзаменов. Но сейчас работают на автозаправках, на мойке, грузчиками, в такси, швеями.... Прошло уже 14 лет после школы, но среди моих сверстников только парочка имеют свой мелкий бизнес. Но это были отчаянные троечники...

    Для меня вывод очевиден и однозначен.

    Школа должна обучать основам логики, мышления, прививать желание и способность к обучению. На кой черт мне учить наизусть формулы, значения, молярные массы и прочее - если это написано в любом справочнике?!

    А вот с чем школа справляется на отлично - так это в забивании личности. Будь как все, не выделяйся, подчиняйся приказам старших.... Стадо....

  • Matt Knife Club
    офлайн
    Matt Knife Club

    62186

    12 лет на сайте
    пользователь #86658

    Профиль
    Написать сообщение

    62186
    # 12 декабря 2013 15:21
    guchchi:

    Для вывод очевиден и однозначен.

    канешне, еще скажы, что язык учить не нужно:)

    Поскольку объяснять вам что-либо бесполезно, сразу перейдём к оскорблениям.
  • муми-папа Member
    офлайн
    муми-папа Member

    282

    6 лет на сайте
    пользователь #816797

    Профиль
    Написать сообщение

    282
    # 12 декабря 2013 15:28
    Matt:

    канешне, еще скажы, что язык учить не нужно:)

    язык - обязательно :znaika: только забугорский... шобы было куда лыжи вострить, чуць-чаво :D

  • guchchi Neophyte Poster
    офлайн
    guchchi Neophyte Poster

    6

    5 лет на сайте
    пользователь #983348

    Профиль
    Написать сообщение

    6
    # 12 декабря 2013 15:32 Редактировалось guchchi, 1 раз.

    Matt, жи ши :) (хотя, подозреваю что это стёб)

    Язык учить надо.
    Но, опять же, зачем мне в повседневной жизни знать как называются стихотворные размеры, до посинения разбирать предложения на подлежащие и сказуемые и т.д.?
    Лично я этого совершенно не помню, но читаю много книг (еще с детства). Благодаря этому имею достаточный словарный запас, не страдаю словами паразитами, и пишу достаточно грамотно. Считаю что обычному человеку этого вполне достаточно.

  • Matt Knife Club
    офлайн
    Matt Knife Club

    62186

    12 лет на сайте
    пользователь #86658

    Профиль
    Написать сообщение

    62186
    # 12 декабря 2013 15:36
    guchchi:

    подозреваю что это стёб

    :beer:

    guchchi:

    опять же, зачем

    для расширения кругозора ;)

    Поскольку объяснять вам что-либо бесполезно, сразу перейдём к оскорблениям.
  • Vova80 Neophyte Poster
    офлайн
    Vova80 Neophyte Poster

    17

    5 лет на сайте
    пользователь #1002510

    Профиль
    Написать сообщение

    17
    # 25 декабря 2013 04:23

    Конечно, ребенок может не ходить в школу. Сейчас не время СССР, когда за каждым бегали, да уговаривали. В данное время каждый сам для себя определяет, что и как. У меня одна знакомая отказалась в 14 лет ходить в школу, сказала что она мне ничего не дает. Посещает только разные кружки и занятия, а в школу не ходит.